Марина Сидорова. От звонкого слова «Wasserfall»: Имение А.Х. Бенкендорфа «Фалль» под Ревелем {*}

 

Фалль. Водопад в парке. Фото М. Сидоровой. 2005
Фалль. Водопад в парке. Фото М. Сидоровой. 2005

В переводе с немецкого «wasserfall» – падающая вода или водопад. Именно это слово и дало в свое время название одной из самых красивых и известных прибалтийских усадеб первой половины XIX века. Это сейчас Эстония – страна ближнего, но уже зарубежья, а тогда одна из российских губерний, развивающаяся по всем законам и нормам огромной империи, заселенная на 15% остзейскими дворянами, одними из самых верноподданных русского царя.
К их числу принадлежал и известный всем шеф жандармов А.Х. Бенкендорф. Не касаясь в данном случае характеристики личности Александра Христофоровича, который по словам его правнука С.М. Волконского «ждет своей переоценки» {1}, скажем только что он являлся создателем и устроителем прекрасной неоготической усадьбы.

Поместье «Фалль» было известно еще с XVI века. В 1555 г. оно было подарено за заслуги Иоганну Некерке, и утверждено за ним санкцией короля Эрика XVI в 1596 г. Сыновья И.Некерке продали имение, и в 1659 г. оно было пожаловано за службу генерал-лейтенанту Вильгельму Врангелю, потомки которого владели Фаллем до 1796 г. Затем имение приобрел Иаков-Георг фон Берг, основатель эстляндской кредитной кассы. 14 июля 1827 г. между Бергом и А.Х. Бенкендорфом был оформлен договор продажи. Имение было оценено в 65 000 рублей серебром {2}. Таким образом, для Бенкендорфа имение стало благоприобретенным, а не родовым. И эта особенность «неродовитости» имения сказалась на всем его дальнейшем устройстве. Граф всеми силами старался создать «родовое гнездо», поручив архитектору возвести в имении некую «театрализованную усадебную среду», отражающую историю рода владельца, историю жизни его собственной семьи. Обустройство «Фалля», превращение его в один из красивейших парковых ансамблей, создание в нем атмосферы утонченной изысканности, комфорта и наслаждения природой было любимым занятием Бенкендорфа в редкие минуты отдыха от государственных дел. Он стремился туда всей душой, любил, когда приезжали многочисленные гости, гордился, что имение посещают члены августейшей фамилии – всем старался угодить, доставить наслаждение, веселье и праздник. Все постройки усадьбы, многочисленные парковые павильоны, мостики, затейливые скамейки и прочие увеселительные сооружения способствовали этому духу легкости и красоты жизни. «Застывшая беззаботность» назовет впоследствии «Фалль» правнук А.Х. Бенкендорфа князь С.М. Волконский.

Проектированием и сооружением всего ансамбля усадьбы, которая была возведена в течение 1827-1836 гг., руководил А.И. Штакеншнейдер. {3} Это была его первая работа в качестве архитектора. Кромка Балтийского моря, огромные сосны, россыпи гранитных валунов, скалистые холмы производили особое эмоциональное впечатление и создавали пейзажный фон Фалля. Но особую прелесть представляла река Кегель (по-эстонски – Кейла) протекающая посреди усадьбы. Берущая свое начало у восточного склона Оденкатской возвышенности, она спокойно несла свои воды почти на протяжении 80-ти километров мимо низких мягких зеленых берегов. И вдруг, за полтора километра до впадения в Балтийское море, река неожиданно натыкалась на скалу высотой пять и шириной шестьдесят метров. С шумом падала она в эту крутую пропасть, образуя искрящийся брызгами водопад, а затем быстро текла уже по скалистой гряде, пенясь и бурля. {4} Именно рядом с водопадом, и решает А.И. Штакеншнейдер возвести главный усадебный дом, укрепив высокий обрывистый берег каменными плитами.

Дом был построен в виде средневекового замка, напоминая как о рыцарском прошлом рода его владельца, так и о новых модных архитектурных пристрастиях, утвердившихся в это время при дворе Николая I. {5} Главным украшением дома являлась восьмиугольная, увенчанная зубцами башня, поднимающаяся вверх на двадцать метров и служившая опорой портику. Над башней развевался флаг с гербом Бенкендорфов – три красные розы на голубом с золотом поле и девизом «Perseverance». Фасадную сторону окаймляла большая терраса, закрытая от непогоды стеклом и чугунными решетками. На широком крыльце уютно расположились беломраморные львы и вазоны с цветами. Замок был выстроен из местного белого камня, выкрашен розовою краской с серыми полосами по краям, с боков главного фасада разместились щиты с гербами, над входом висел полутораметровый термометр. Вокруг дома разбивались клумбы с георгинами, розами, резедой. В центре главной большой клумбы была поставлена статуя Венеры работы А.Кановы. Многочисленные путешественники, приезжавшие в «Фалль» отмечали, что «…западный фасад замка похож своими готическими рамами, ступенями и расположением цветов на одну из сторон Александрийского Дворца в Петергофе». {6}

Внутри замок был небольшой, но уютный и комфортный. И везде в отделке интерьеров готический мотив. «О, этот дом, в котором пахнет деревянной резьбой, сухими и живыми цветами! – вспоминал свое детство в Фалле С.М. Волконский. – Приветливая готика, уютная нарядность; дивный вид с террасы, из каждого окна. И все: воздух, свет, запахи, портреты, книги, и тишина, и говор – все укутано немолчным шумом водопада…Чудный вид на внизу шумящую и пенящуюся реку, на дальний парк и сквозь просеку светящееся море. Море сияет далеко, река шумит глубоко, а окно высоко, и между ними воздух и пространство…». {7} В доме было много памятных вещей, коллекция живописи, семейный архив. Жилые покои хозяев располагались на втором этаже. {8}
Широкая мраморная лестница, украшенная вазами и бюстами вела к «Церковному Дому». Это был двухэтажный, отдельно стоящий флигель с колокольней и стеклянным куполом. На первом этаже была устроена православная церковь во имя Св. Захария и Елизаветы, на втором этаже - удобные, уютные и изящно обставленные гостевые комнаты.
Хозяйственные службы располагались рядом с домом, непосредственно на берегу реки. Печать романтизма лежала на этих постройках усадьбы – украшенная изящной башенкой кухня, мельница и пивоварня в духе крестьянских хижин, кузница в виде живописной руины и большое водяное колесо, с помощью которого поступала вода в парковые фонтанчики. В некоторых местах на реке устраивали запруды, где разводили семгу и лосося. Немного рыбы поставлялось на хозяйский стол, но большую часть улова отдавали в трактир «Село Сосновка», который был устроен в парке для путешественников. Рыбы было так много, что ее возили в Ревель на продажу, выручая за нее ежегодно до 400 рублей. {9}

Планировка парка была рассчитана на длительные прогулки, во время которых можно было полюбоваться ландшафтом и осмотреть достопримечательности. Устроенные удобные дороги выводили к парковым павильонам, тропинки и еле заметные тропочки – к живописным видовым картинкам, причудливым беседкам, «именным» скамейкам и семейным памятникам. Один из них стоял на горе и был сооружен в честь посещения Фалля августейшей фамилией в 1833 г. В чугунном готическом павильоне на постаменте был установлен бюст Николая I. Фамилии сопровождавших его в путешествии лиц были написаны на позолоченных досках, укрепленных над арками павильона. Императорская фамилия неоднократно бывала в Фалле, несколько раз гостили великие княжны Мария, Александра и Ольга, заезжал наследник цесаревич Александр Николаевич, великая княгиня Мария Федоровна, герцог Лейхтенбергский. По традиции, каждый из высочайших особ сажал по одному дереву. Со временем с северной стороны замка выросла целая рощица – своеобразный «зеленый островок памяти», который был бесконечно дорог всем хозяевам Фалля.
Кроме августейших особ, Фалль посещали художники, писатели. В 1837 г. в имении работали известные впоследствии пейзажисты С.М. Воробьев и Л.Х. Фрикке. Они запечатлели огромный фалльский парк, суровую прибалтийскую природу. {10} В 1840 г. в гости к Бенкендорфу приехала модная английская художница Элизабет Ригби. Она провела неделю в усадьбе, сделала портреты четы Бенкендорф, их 19-летней дочери Марии с мужем Г.П. Волконским. В ее воспоминаниях «Письма с берегов Балтики» есть и воспоминание о пребывании в усадьбе Бенкендорфа с приложением офорта с видом Фалля. {11} У А.Х. Бенкендора неоднократно выступали с концертами известная певица Генриетта Зонтаг, квартет А.Ф. Львова и М.Ю. Виельгорского, осенью 1843 г. здесь гостил Ф.И. Тютчев.

Украшением парка были мосты, переброшенные не только через реку Кегель, но и через многочисленные ручьи, которые по воспоминаниям «журчали отовсюду, на поворотах, из-под кустов, будили, звали, оглушали на каждом шагу». Самые разнообразные мосты были в Фалле – висячие и цепные, узенькие, как жердочка, и монументальные мраморные, украшенные вазонами, мостики-руины и мостики-«трясучки». Но главным мостом парка был Львовский мост. Построил его адъютант А.Х. Бенкендорфа известный композитор А.Ф. Львов. Он так описал это в своих воспоминаниях: «…гуляя со мной в саду, он (А.Х. Бенкендорф – М.С.) стал просить меня построить мост через реку, проходящую в его саду, шириною в 100 фут. Местоположение и быстрота реки требовали моста на цепях; но граф никак не хотел, чтобы на берегах были поставлены какие-либо возвышения, необходимые для цепей, говоря, что они скроют лучшие виды из дома… Я искал изобресть способ поместить цепи под мостом…, я решился сделать опыт в Петербурге, построив мост в натуральную величину на платформе. Мост я построил на чугунном заводе, чтобы иметь средство делать пробы силы железа, и с радостью увидел, что удачно привел в исполнение родившуюся во мне совершенно новую мысль цепных мостов. Модель моя была совершенно удовлетворительна, так что я за лучшее счел ее собрать и отправить в Фалль, куда и сам поехал. В несколько дней мост был поставлен на месте, и когда, сняв подмостки, я увидел его на крутых берегах, как ленточку переброшенную с одного берега на другой, я был в восторге и какой-то необъяснимой боязни. На середине моста я прибил медную доску с надписью: «от преданного и благодарного Львова, 30 августа 1833 г. (т.е. день именин графа Александра Христофоровича)». В каком был восторге добрый мой начальник, когда он увидел мост! Он не знал как благодарить меня, всем рассказывал, что я сделал чудо, всех из Ревеля созывал смотреть мост. Император Николай Павлович, увидев мост, выразился: «Это Львов перекинул свой смычок». В 1845 г. я построил такой же мост, но гораздо меньшего размера, на даче Е. В. Марии Николаевны, Сергиевской, что за Петергофом…» {12}

Львовский мостик приводил путешественников на противоположный главному усадебному дому берег реки. Здесь, почти напротив дома располагались две «русские деревенские избы» - модные усадебные постройки начала XIX века. Первая либо сдавалась в наем, либо использовалась как гостевой домик, во второй располагалась купальня. Большая ванна занимала почти все пространство комнаты, украшенной зеркалами и печкой, выложенной изразцами с видами Фалля. Еще одна аналогичная «крестьянская постройка» была возведена на берегу моря и называлась «Рыбацкий домик».
Берег моря являлся конечной целью путешествующих по Фалльскому парку. «Спокойно-величественный вид могучего моря производит сильное и неотразимое впечатление на путешественника, только что восхищавшегося удивительным соединением разнообразных красот природы с искусством человеческих рук, повинующихся прихотливой фантазии. Тихое однообразие, тишина и бесконечность морского ландшафта невольно направляют мысли на бессилие людских замыслов в сравнении с этой властной стихией, то нежной и ласкающей, то безжалостно поглощающей в своих недрах десятки и сотни человеческих жизней», {13} - вспоминал очевидец былого великолепия усадьбы «Фалль». На высоком морском берегу находились смотровые площадки, беседки, чугунные скамейки. Неподалеку от моря, на холме, впоследствии расположилось семейное кладбище, первой могилой на котором стала могила устроителя «Фалля» графа А.Х. Бенкендорфа.

По завещанию, после смерти графа имение унаследовала его жена –Елизавета Андреевна, а после ее смерти в 1858 г. средняя дочь Мария Александровна, бывшая замужем за князем Г.П. Волконским. За Волконскими имение оставалось до 1919 г.
После провозглашения Эстонской республики в 1919 г, центральную часть усадьбы передали министерству иностранных дел, оставив Волконским небольшой надел земли и заплатив за реквизированное 9 тысяч крон. В 1927 г. часть территории усадьбы разделили на 17 участков и передали местным жителям, в 1934 г. 30 гектаров выделили для правительственных дач и обнесли каменной оградой. {14} В советское время в усадьбе расположился военный городок. Здания разрушались, ветшали, растаскивались на хозяйственные нужды новыми хозяевами – от былого величия «Фалля» не осталось и следа. После распада СССР и вывода из Эстонии российских войск в середине 1990-х годов был составлен проект воссоздания дворцово-паркового ансамбля Кейла-Йоа (так теперь называется «Фалль») и превращения его в центр отдыха для жителей Эстонии и туристов. Планировалось отреставрировать замок и расположить в нем музей дворянского быта XIX века, восстановить парковые павильоны, лестницы, скульптуры и т.п. Было запланировано строительство гостиницы и кафе. Однако, проект пока так и остался на бумаге. Предполагалось также, что в замке «Фалль» разместится одно из министерств Эстонской республики.

А фалльский парк по-прежнему притягивает к себе окрестных жителей и путешественников. По-прежнему, мягко и тихо поначалу несет свои воды в море речка Кейла, и с шумом сбрасывает их с пятиметрового обрыва, восхищая и удивляя всех искристым водопадом. А у молодоженов Таллина в последние годы появился обычай: обязательно закрепить свою любовь и союз маленьким замочком, прикрепленным к цепи висячего мостика Фалля. И это вселяет надежду!

Фалль. Водопад в парке. Фото М. Сидоровой. 2005
Фалль. Водопад в парке. Фото М. Сидоровой. 2005

----------------------------------------------------------
* Сообщение подготовлено в рамках исследовательского проекта «Записки А.Х. Бенкендорфа» (РГНФ. № 04-01-00207).

1 Волконский С.М. Воспоминания. М. 1994. С.186
2 Henning v. Wistinghausen. Quellen zur Geschichte der Ritterguter Estlands im 18. und 19. Jahrhundert (1772-1889). Hannover-Dohren. 1975. с. 28; Stavenhagen Wilhelm-Siegfried. Album ehstlandischer Ansichten. Mitava. 1867. с.9-10.
3 Подробнее см. Сидорова М.В. Первая работа архитектора. // Штакеншнейдоровские чтения. ГМЗ «Петергоф». 2002
4 Сведения по географии и статистике Эстляндской губернии. Ревель. 1889. С.21
5 Подробнее об архитектурных тенденциях первой половины XIX века см. Борисова.Е.А. Русская архитектура и английская псевдоготика. // Взаимосвязь искусств в художественном развитии России. М. 1982
6 Джунковский С.С. Поездка в Ревель и Гельсингфорс в 1839 г. СПб. 1840. с.51
7 Волконский С.М. Мои воспоминания. М. 1992. Т.2. с.6
8 Подробнее о внутреннем убранстве дома см. Сидорова М.В. Имение А.Х. Бенкендорфа «Фалль» под Ревелем. // В тени «Больших стилей». Материалы VIII Царскосельской научной конференции. СПб. 2002
9 Уманец С. Воспоминания о князе Шаховском и балтийские очерки. Ревель. 1894. С.42
10 Картины С.М. Воробьева и Л.Х. Фрикке находятся в Русском Музее и Государственной Третьяковской Галерее
11 Miss Rigby. Letters from the stores of the Baltic. London. 1842.
12 Львов А.Ф. Записки.// Русский Архив. 1844. т.4. с.244-245
13 Уманец С. Указ. Соч. с.81
14 Лившиц Л. «Фалль, дивный Фалль…» // Молодежь Эстонии. 2001. 27 августа.

Русская усадьба. Вып.11(27). М. 2005. С.370-379.
© М.В. Сидорова, 2005 г.

 

 
© Б.М. Соколов - концепция; авторы - тексты и фото, 2008-2019. Все права защищены.
При использовании материалов активная ссылка на www.gardenhistory.ru обязательна.