9. Росистый Раушем. "Одолженный вид", или великое в малом

 

Раушем. Дом и небо над склоном холма
Раушем. Дом и небо над склоном холма

День шестой был посвящен эпохе Просвещения, и только ей! Мне очень хотелось, чтобы наши коллеги прониклись поэзией и архитектурой "чистого", зеленого пейзажа. В начале XVIII века Дезалье д"Аржанвиль, теоретик французского регулярного парка, называл правильный, лишенный хозяйственных функций сад "садом чистоты", в котором ищут " прежде всего правильности, порядка, и того, что должно радовать взгляд, как то партеры, боскеты, булингрины, украшенные портиками, зеленые кабинеты, фигуры, лестницы, фонтаны и каскады" (перевод Б. Соколова).

Раушем. Вид из усадебного двора на луга и пейзажный парк. Фото Елены Лапенко
Раушем. Вид из усадебного двора на луга и пейзажный парк. Фото Елены Лапенко

Чистота английского пейзажного парка – совсем другая. Здесь уходили от партеров к лужайкам, от боскетов к рощам, от фонтанов и каскадов – к ручьям и озерам. На радость ландшафтных паломников, две выдающихся работы Уильяма Кента находятся в получасе езды друг от друга, к тому же недалеко от Лондона и Оксфорда. Вдобавок один из них является ранним ансамблем, умещенным на небольшой территории, а другой – грандиозным, самым знаменитым парком эпохи, где работа Кента стала главным звеном в исторической цепи преобразований.

Росистый, солнечный Раушем. Фото Елены Лапенко
Росистый, солнечный Раушем. Фото Елены Лапенко

Утро было прекрасное – светлое, обрызганное росой и каплями ночного дождя. Дорога пролегала между невысокими холмами мимо пейзажных лугов и коров. Во двор усадебного дома мы въехали за пять минут до открытия. Там уже стоял высокий старый человек в коричневом сельском пиджаке – владелец имения, прямой потомок создателя парка Чарлз Котрелл Дормер. Я писал ему и по поводу приезда, и по поводу двух наших девочек-школьниц, ибо, как упомянуто выше, к детям там почему-то относятся настороженно. Кроме нас, владельца и коров, вокруг вообще никого не было. Восторженные любители садов высыпали из автобуса и стали восхищаться утренним лугом, старыми деревьями и пейзажным видами около дома. Восхищаться под дружное хрумкание – около входа стояла корзина с крупными зелеными яблоками и надписью: "Не стесняйтесь".

Раушем. Усадебный дом, двор с огороженным садом и наш автобус
Раушем. Усадебный дом, двор с огороженным садом и наш автобус


Я тем временем рассказал об истории Раушема. Прежде всего – это дом и усадьба одной семьи. Поместье в начале XVII века купил Роберт Дормер, и великолепный, типично английский дом до сих пор сохраняет интерьеры этого столетия. Удивительно приятны и уютны его выступы и застекленные эркеры. Жаль, что туда посетителей обычно не приглашают.

Раушем. Парковый фасад дома
Раушем. Парковый фасад дома

Внук основателя, полковник Роберт Дормер Котрелл, жил в начале нового столетия и, стало быть, пейзажного стиля. В 1719 году он пригласил известного ландшафтного архитектора Чарлза Бриджмена для устройства сада. Участок здесь не очень большой, зато от дома местность круто ниспадает к тихой извилистой речке Червелл, а левее этот склон смягчен небольшой лощиной. Бриджмен, по-видимому, заложил систему дорожек и видов, и к 1730-м годам сад по новой моде, казалось, был готов.

Раушем. Усадебный дом, видовой партер и стена Ах-ах
Раушем. Усадебный дом, видовой партер и стена Ах-ах

Но после смерти Роберта его брат Джеймс решил, что сад слишком регулярен и не отвечает времени. Тогда он делает главный для истории Раушема шаг – приглашает Уильяма Кента. Мы знаем парк уже в его переработке. Он же украсил дом крепостными зубцами – намеком на модную тогда неоготику.

Раушем. Планировка парка. Снимок со спутника. Схема Б. Соколова
Раушем. Планировка парка. Снимок со спутника. Схема Б. Соколова


За четыре года Кент превратил угловатый участок земли, смотрящий на соседские поля, в райский уголок с античными мотивами.

Раушем. Терраса Пренесте - истинно итальянский акцент парка
Раушем. Терраса Пренесте - истинно итальянский акцент парка

Раушем. Вид на террасу Пренесте от Долины ВенерыРаушем. Внутри террасы Пренесте - прекрасная античная галерея
Раушем. Вид на террасу Пренесте от Долины ВенерыРаушем. Внутри террасы Пренесте - прекрасная античная галерея

Слева от дома над склоном стоит терраса Пренесте – напоминание о бывшей славе древнеримского города с его некогда знаменитым террасным храмом.

Раушем. Вид от террасы Пренесте на угол парка с Долиной Венеры, посадки рододендронов и излучину речки Червелл
Раушем. Вид от террасы Пренесте на угол парка с Долиной Венеры, посадки рододендронов и излучину речки Червелл

От террасы вид плавно разворачивается к полям и изгибу реки, так что пространственные впечатления здесь великолепны. Роскошные виды на террасу открываются из густых зеленых аллей по обе ее стороны.

Раушем. Партер со скульптурой и беседками, переходящий в зеленый склон
Раушем. Партер со скульптурой и беседками, переходящий в зеленый склон

Раушем. Беседка, герма и дрожка к террасе ПренестеРаушем. Лев, терзающий лошадь. Скульптура главного партера
Раушем. Беседка, герма и дрожка к террасе ПренестеРаушем. Лев, терзающий лошадь. Скульптура главного партера

Оба партера снабжены красиво расположенными, хотя и чудноватыми по сюжету скульптурами – "Умирающий раб" и лев, терзающий лошадь. За Пренесте обнаружился такой же чудной храмик – сплющенный квадрат в плане с конусом вместо купола, а дальше – гроты Долины Венеры. Однако первые и едва ли не главные впечатления Кент припас для тех, кто стоит прямо за домом.

Раушем. Главный дом, росистый партер и сад за зеленой стеной
Раушем. Главный дом, росистый партер и сад за зеленой стеной


Во-первых, "утопленный" партер, восхитительный даже в октябре – утром на нем было алмазное покрывало из сверкающих капель. Во-вторых, продолжение вида на чужих землях, которое Кент называл "одолженным видом" ("borrowed landscape").

Раушем. География видов и Достопримечательностей. Снимок со спутника. Схема Б. Соколова
Раушем. География видов и Достопримечательностей. Снимок со спутника. Схема Б. Соколова

Раушем. Вид на долину речки Червелл, поля и Достопримечательности Уильяма Кента
Раушем. Вид на долину речки Червелл, поля и Достопримечательности Уильяма Кента

Граница имения проходит прямо под холмом, по реке, но художник уговорил соседей на необычное решение этой проблемы. Он построил за ближайшим соседским полем Готическую мельницу – скромное здание из местного серого камня с небольшими готическими арками. А выше и правее, ровно на границе холма и неба, Кент поставил Готическую арку – каменную стену, словно оставшуюся от древнего аббатства. Нужно ли говорить, что обе, как их величал художник, "достопримечательности", были декоративными, а арка до сих пор мешает вспахивать поле?

Раушем. Достопримечательности Уильяма Кента: Готическая мельница слева внизу и Готическая арка справа вверху
Раушем. Достопримечательности Уильяма Кента: Готическая мельница слева внизу и Готическая арка справа вверху

Раушем. Вид на долину речки Червелл, поля и Достопримечательности. Рисунок Уильяма Кента
Раушем. Вид на долину речки Червелл, поля и Достопримечательности. Рисунок Уильяма Кента

Раушем. Достопримечательности: Готическая мельницаРаушем. Достопримечательности: Готическая арка и угол Готической мельницы
Раушем. Достопримечательности: Готическая мельницаРаушем. Достопримечательности: Готическая арка и угол Готической мельницы

Но от дома генерала Дормера они смотрятся именно так, как хотел автор этой пейзажной картины – создают пропорции и архитектурное оформление для местности, уподобленной картинам Пуссена или Лоррена. Использование архитектуры здесь чисто живописное – постройка есть мазок на холсте, а не объем для осмотра во время прогулок.

К счастью, солнце засияло еще ярче, и все убедились в существовании "достопримечательностей". Обратив внимание на детали – по краям зеленых кулис с обеих сторон партера вставлены зеленые полуротонды беседок – мы спустились в гущу деревьев.

Раушем. Скульптура и видовые просветы в парке
Раушем. Скульптура и видовые просветы в парке

Очень темная зелень расступилась и открыла нам красивую косую дорожку и море рододендронов. Их посадки были настолько плотными, толстые листья настолько сияющими, что и без цветов залюбуешься.

Раушем. Лебеди и травы на речке Червелл
Раушем. Лебеди и травы на речке Червелл

Через пару десятков метров мы оказались под террасой, и зеленый склон привел нас вниз, к реке, заросшему причалу и лебедям. Вергилию (то есть мне) это было очень на руку – отвлекло общее внимание от не полностью еще раскрывшейся Долины Венеры.

Раушем. Ручеек вытекает из-под земли...
Раушем. Ручеек вытекает из-под земли...

Мы повернули налево, вновь поднялись на холм и увидели чарующую водную дорожку. Представьте себе, что посреди обычной дорожки из-под земли выходит каменный желобок шириной в две ладони, и крошечный ручеек идет одним путем с вами!

...струится вдоль дорожки...
...струится вдоль дорожки...

...впадает в восьмигранный водоем...
...впадает в восьмигранный водоем...

Он извивался вместе с дорожкой, а на площадке возле небольшого грота влился в большой восьмигранный бассейн. Вода была совсем тихой, толща ее чуть синеватой, и волшебство продолжалось.

...с гротом и зелеными рядами рододендронов...
...с гротом и зелеными рядами рододендронов...

...с голубой, холодной и прозрачной водой......и уходит к пруду в Долину Венеры
...с голубой, холодной и прозрачной водой......и уходит к пруду в Долину Венеры

Вытекая из бассейна, водная дорожка сделала еще несколько изгибов и привела нас к широкой долине, увенчанной гротом со статуей обнаженной богини.

Раушем. Пруд и верхний грот в Долине Венеры
Раушем. Пруд и верхний грот в Долине Венеры

Вот теперь все увидели Долину Венеры! Ручей исчез в широком пруду, также восьмигранном, поросшем водными растениями, а мы в восторге смотрели то вверх, то вниз. Даже мне, видевшему Раушем, стало как-то щекотно от радости.

Раушем. Пруд и Грот Венеры
Раушем. Пруд и Грот Венеры



Долина Венеры и есть ложбина в склоне холма, которую я упомянул в начале рассказа. Кент выгладил этот пологий склон, сделав его прекрасным лугом – или, если угодно, газоном.

Раушем. Вид от пруда в Долине Венеры. Нижний грот скрыт под дерном, зато видны дальние пейзажи
Раушем. Вид от пруда в Долине Венеры. Нижний грот скрыт под дерном, зато видны дальние пейзажи

Но в верхней и средней частях он вскрыл зеленый откос, устроив античные гроты, которые словно уходят глубоко под землю. Потрясающая красоты сцены рождается из этого сочетания – идеальный английский пейзаж и вырастающий из него итальянский каскад.

Уильям Кент. Долина Венеры в Раушеме
Уильям Кент. Долина Венеры в Раушеме

Раушем. Долина Венеры. Фото Б. Соколова. 1996
Раушем. Долина Венеры. Фото Б. Соколова. 1996

Раушем. Долина Венеры. Фото Б. Соколова. 2010
Раушем. Долина Венеры. Фото Б. Соколова. 2010

Художник (которого здесь правильнее назвать инженером) нашел применение и для высоко расположенного большого пруда. Он замечательно смотрится от статуи Венеры (снизу вид на него благоразумно скрыт), а воды питали фонтаны, струи которые высоким веером били из гротов. Не знаю, было ли это зрелище воплощено, однако на рисунке Кента все выглядит именно так.

Раушем. Грот Венеры стерегут шипящие лебеди
Раушем. Грот Венеры стерегут шипящие лебеди

Великий вид, из-за которого историки назвали Раушем "поэтическим пейзажным парком", дополнен античными статуями, обрамляющими и дополняющими сцену. Грот стерегут лебеди Венеры с причудливо изогнутыми шеями, у Пренесте расположен "театр" из трех расположенных полукругом скульптур, а около одной из них – чудесный, очень живописный просвет в сторону Долины.

Раушем. Световой тоннель между Театром и Долиной Венеры
Раушем. Световой тоннель между Театром и Долиной Венеры

Ослепительно синее небо и яркие сложные облака, какие бывают только после сильных дождей, делали впечатление просто экстатическим. Как бы ни был велик Стоу, утренний Раушем поразил нас еще сильнее.

Раушем. Грот ВенерыРаушем. Грот Венеры. Эпитафия оттерхаунду Рингвуду
Раушем. Грот ВенерыРаушем. Грот Венеры. Эпитафия оттерхаунду Рингвуду

Настало время еще раз подойти к статуе Венеры и взглянуть ей под ноги. Там, в замке свода, красуется здоровенная мраморная плита с длиннейшей надписью. Присмотримся: "Под Камнем Сим лежат Останки Рингвуда, Оттерхаунда исключительного Ума..." – и далее четыре шутливых четверостишия в память этой лохматой и, наверное, очень любимой в семье собаки, жившей во времена генерала Коттрел Дормера. Это один из ранних примеров внимания людей Просвещения к "меньшим братьям" и склонности к легкому кощунству. Пришедшая из Англии мода проявилась и у нас – вспомним надгробия левреток Екатерины II возле царскосельской Пирамиды, а позже – кладбище собак возле дворца в Гатчине. Ну а то, что мы увидели у ног Венеры – это милый, неуклюжий сельский мир, мир, в котором для собак и голубей строили иногда целые дворцы, причем порой в античном стиле.

Раушем. Вид с нижней галереи террасы Пренесте
Раушем. Вид с нижней галереи террасы Пренесте

Вскоре парк опустел. Я еще раз прошел по долине Венеры, вдоль водной дорожки, полюбовался террасой Пренесте с вазами и зеленью в косом, бьющем снопами, солнечном свете, и убедился, насколько красивее соседские поля смотрятся сквозь ее круглые арки.

 

Раушем. Вход в огороженный сад
Раушем. Вход в огороженный сад

В зарослях кустов обнаружилась пара герм, выглянули зубчатые верхи дома, в очертаниях стриженой шпалеры проявилась ажурная железная калитка – стало ясно, куда делась группа.

Раушем. Огороженный сад
Раушем. Огороженный сад

Раушем. Шпалерная яблоня в огороженном саду
Раушем. Шпалерная яблоня в огороженном саду

В прошлый приезд я не обратил внимания на огороженный стеной сад. Просто сад, а не пейзажный парк. Но какой!

Раушем. Огороженный сад. Центральная пергола с фонтаном
Раушем. Огороженный сад. Центральная пергола с фонтаном

Геометрические клумбы с водопадом осенних цветов, шпалерные яблони с румяными плодами, полосы газона, оттеняющие густоту кустов и трав, зеленая аркада и фонтанчик в центре сада, старинный каменный проем в следующий сад, полный солнечных и сиреневых хризантем. Да, это был второй, незнакомый мне Раушем!



Но не последний. Оказалось, что я не был и под цветочным садом. Спустившись по тропинке в зеленой тьме деревьев, мы увидели стену, ограничивающую усадьбу. Такая граница обычно производит неприятное впечатление, отменяет иллюзию бескрайнего пространства.

Раушем. Ограда парка и скамья, направляющая внимение посетителя в его центр
Раушем. Ограда парка и скамья, направляющая внимение посетителя в его центр

В Раушеме у стены установлена скамья, обращенная в сторону парка. Сидя на ней, можно наслаждаться мирным, неспешным течением реки и вглядываться в сторону невидимой отсюда Долины Венеры.

Раушем. В тени деревьев притаились храмики забавных форм
Раушем. В тени деревьев притаились храмики забавных форм

Бредя вдоль речки, мы встретили еще один храмик "домашних" форм, а затем оказались у подножия откоса и увидели партер снизу.

Раушем. Дорожка, идущая под главным партером вдоль речки Червелл...
Раушем. Дорожка, идущая под главным партером вдоль речки Червелл...

...и потрясающий вид снизу вверх
...и потрясающий вид снизу вверх

Был виден зубчатый верх дома и лев, терзающий лошадь, но главным в сцене были облака, их перистый фон, летящие паровые клубы, подсвеченные солнцем с двух сторон.

Раушем. Пренесте тоже выглядит иначе при взгляде с нижней дорожки
Раушем. Пренесте тоже выглядит иначе при взгляде с нижней дорожки

Вновь пройдя мимо Пренесте и поднявшись на нее, мы вышли к низкой, утопленной в землю каменной стенке, ограждающий парк. С внешней стороны ров завершался зеленым откосом. Знаменитая стена "ах-ах", незаметная для гуляющих, но непреодолимая для овец и коров.

Раушем. Розарий, плодовый сад и шпалерные деревья на стенах голубятни
Раушем. Розарий, плодовый сад и шпалерные деревья на стенах голубятни


И снова вернулись в сад за стеной, где нас ждало новое потрясение. Ближе к дому обнаружился регулярный садик, в центре которого высилась прекрасная старая круглая башня - голубятня с конической крышей.

Садик благоухал, розы самых разных цветов и оттенков были обрамлены стриженым самшитом, а на изумрудных газонах росли платаны и раскидистые старые яблони. Сразу вспомнился Сиссингхерст...

 

Раушем. Вход в огороженный сад. Фото Елены Лапенко
Раушем. Вход в огороженный сад. Фото Елены Лапенко

 

 
© Б.М. Соколов - концепция; авторы - тексты и фото, 2008-2019. Все права защищены.
При использовании материалов активная ссылка на www.gardenhistory.ru обязательна.