Ирина Пащинская. Петергофский Элизиум. Сад на Ольгином острове

 

Петергоф. Ольгин остров
Петергоф. Ольгин остров

Колонистский парк с большим прудом и двумя павильонами на островах – один из замечательных дворцово-парковых ансамблей, созданных в Петергофе в годы царствования Николая I (1825-1855). Благоустройство части Петергофа к югу от Верхнего сада началось созданием Александринской немецкой колонии в 1832-1833 годах. Дома и поля колонистов стали южной границей будущего парка. По приказанию Николая I в 1837 году углубили Охотное болото, создали пруд с островами и, несколькими годами позже, парк вокруг него. Один из островов был поначалу передан В.И.Трувеллеру. На втором, подаренном императрице, был возведен павильон в «помпеянском» стиле (1842 – 1844 гг, арх. А.И. Штакеншнейдер) и устроен сад. И остров и павильон стали называться Царицыными.

Ансамбль Царицына острова неоднократно становился предметом описаний и исследований. Совсем по-другому складывалось изучение Ольгиного острова. До настоящего времени единственной исследовательской работой о нем является историческая справка Г.К. Старицыной. {1} Автор ввела в научный оборот значительный объем архивных документов хозяйственного характера по созданию острова и сада, строительству павильона. В данной работе используются материалы этой рукописи, а также другие архивные источники.


ПЕРВЫЙ ПЕРИОД ИСТОРИИ САДА НА ОЛЬГИНОМ ОСТРОВЕ

Инженер, капитан корпуса путей сообщения, хозяин нового острова Вильгельм (Василий Иванович) Трувеллер (1810 – ок.1870) строил в Петергофе шлюзы Бумажной фабрики, лагерь военно-учебных заведений, составлял карты города, прорезал новые улицы, участвовал в сооружении Никольского домика. На северном берегу Охотного болота в 1834 году ему, по его просьбе, был выделен обширный участок. Здесь Трувеллер выстроил два каменных дома и бани, позже купальню на берегу Ольгиного пруда, а затем и деревянное здание гостиницы «Самсон». {2}
Остров на Большом (так он поначалу назывался) пруду стал частью его быстро растущей усадьбы. Трувеллер построил на его юго-западном берегу Швейцарский домик. Дом имел в плане сложную крестообразную форму. {3} Его длина составляла чуть больше девяти метров, ширина - почти восемь метров, высота – 5. {4} Деревянное сооружение на каменном фундаменте имело подвальный этаж, в который вели четыре двери, а в верхняя часть была украшено фонарем высотой два метра с цветными стеклами. {5}
Владелец собирался возвести еще один дом на юго-западной оконечности острова, с лестницами, ведущими к воде. В 1845 году для него уже был сделан фундамент и «высочайше утвержден» проект. На острове хозяин соорудил две деревянные пристани и устроил сад: посадил плодовые и «простые» кусты и деревья, сделал набивные дорожки из гравия, устроил грядки, из них - 60 с клубникой и земляникой. План острова, выполненный В.Трувеллером, дает представление о его планировке, о расположении всех существующих построек и о месте планируемого дома.
В мае 1845 года В.Трувеллер изьявил желание безвозмездно вернуть остров в казну - ему стало известно, что император пожелал выкупить остров у владельца. {6} Николай I подарка не принял. Первая комиссия по оценке острова и всего, что на нем находилось, определила его стоимость в 4005 руб. Император посчитал эту цену завышенной. Повторная оценка составила 2160 руб. В конечном счете владельцу было уплачено 3 000 рублей. {7}
23 июня 1845 года (в день оформления покупки острова) архитектору А.И.Штакеншнейдру было приказано «на малом острове, принадлежащем г. Трувеллеру в Петергофе построить павильон, соображаясь в архитектурном отношении с фасадом такого павильона на Царицыном острове, но в меньшем размере». {8}
Уже через три дня управляющий ПДП С.М.Лихардов сообщил архитектору, что императору приятно было бы иметь к 11 июля «понятие о предполагаемом павильоне». Лихардов просит архитектора, «…если можно, доставить к тому времени хотя бы эскизы проекта для поднесения государю императору». {9} 11 июля – день тезоименитства великой княжны Ольги Николаевны (1822-1892). Императорская чета готовила подарок дочери.
5 июля Лихардов еще раз просил архитектора «доставить его (нового павильона) план постройки и фасад к нему сколь возможно поспешнее и если можно сего же дня к вечеру, ибо Государю императору угодно иметь таковые чертежи с возвращением и доставлением плана из Чертежного правления». {10}

Но представленный архитектором проект не удовлетворил заказчика. 8 июля Адлеберг сообщает в ПДП: «Государь император изволил находить проект павильона на Трувеллеровском острове составленный господином Штакеншнейдером непомерно великим и не соответствующим тому, что Его Величество предполагал построить и что г.Штакеншнейдеру было изустно приказано….По предложению великой княжны Марии Николаевны оставить его окончание г.Штакеншейдеру и неудачу проекта сохранить в тайне». {11}
Архитектор продолжил работу над проектом. Второй вариант был послан находившейся тогда в Палермо императрице. 29 марта 1846 года Штакеншнейдер получил обратно его утвержденным. {12} Архитектору было приказано тотчас составить смету и начать работы, с тем, чтобы к приезду Ольги Николаевны - к 1 июня 1846 г. павильона был «окончен вчерне и подведен под крышу». {13}

Петергоф. Ольгин остров. Вид из павильона
Петергоф. Ольгин остров. Вид из павильона



РАБОТЫ ПО УСТРОЙСТВУ ПАРКА ОЛЬГИНОГО ОСТРОВА В 1846 – 1848 гг.

Пока разрабатывался и утверждался проект павильона, на острове под управлением главного садового мастера П.И. Эрлера (1793 – 1857) велись работы по устройству парка. {14} Швейцарский домик В.И. Трувеллера и пристани были разобраны. С мая по ноябрь 1845 года были выкопаны деревья и кустарники, сняты дорожки, сделаны новые горизонтальная и вертикальная планировки острова. {15} Остров был подсыпан землей, вынутой из пруда так, что создавался плавный уклон в сторону Царицына острова. В это же время из пруда вытаскивались камни, самые большие закапывались в его дно, берега укреплялись и выстилались камнем на «медвежьем» мху, и делались очень низкими, так, чтобы остров казался плавно выступающим из воды. {16}

На острове были высажены «отборные садовые растения вышиной от 6 до 8 аршин, толщиной в окружности от 6 до 8 вершков»: лип, дубов, ясеней, кленов, тополей – по шесть деревьев. И тех же деревьев меньших по размеру– «вышиною 6 аршинов, толщиною от 4 до 6 вершков» сажалось гораздо больше - по 25 штук каждого вида. Высаживались и «отборные садовые кусты» высотою до 2 ½ аршина – сирень белая и синяя, самбукус (бузина), жимолость, «корнус» - по 50 кустов. Кроме того, в документах указывалось на необходимость посадки «прочих разноцветных кустов 100 шт. и вдобавок к оным сколько потребуется разных садовых кустов». {17} Примечательно, что на Ольгином не высаживались, в отличие от Царицына острова, экзотические деревья и кустарники. {18}

Для работ были подготовлены 390 кольев, веревки и береста для подвязки растений. {19} Для посадок выкапывали ямы: «для отборных деревьев –30 ям глубиной 1 аршин, шириной в диаметре 1 ½ аршина; для прочих кустов и деревьев – 475, глубиной 12 вершков, шириной 1аршин». {20} Разрастаясь, деревья и кусты должны были создать густой полог, под которыми бы вились тропинки и располагались лужайки. Судя по планам острова, составленным в конце XIX века, наиболее густо была засажена его северная часть.
Для устройства клумб, рабаток и цветочного садика на остров завозили «черную землю». {21} Были сделаны «11 кустовых клумб и 6 цветочных с насыпкою земли до ½ аршина» и дорожки общей длинной 244 сажени шириной 2 аршина. {22} Для устройства дорожек использовался «гравий сеяный средний и мелкий из бугров, хрящ желтый грохоченный» {23} и битый кирпич {24}. Дорожка шла вдоль берега, повторяя его очертания, смыкаясь у стоящего на краю острова павильона. Вдоль дорожек с двух сторон была посажена «английская земляника», а также клубника, малина и смородина. Для этих посадок выкапывались «канавки шириной и глубиной 8 вершков с насыпью черной земли и устройством рабатки длинной 520 погонных саженей». {25}
Дорожки «выделяли» обширный луг в южной части острова. На острове укладывали «луговой казенный дерн» (1000 кв.сажень ), {26} чем создавалось разнотравье.
Цветы для посадки и установки на острове приобретались у садовых мастеров Алверта и Липольта (последний работал на даче секретаря императрицы Шамбо). Это были розы, анютины глазки, вербены, немофиллы, флоксы Друммонда, петунии, седум, георгины, лилии и другие. У павильона и на его верхней площадке были посажены вьющиеся растения. {27} Устройство сада было в основном закончено в июне 1846 года.

Император принимал активное участие в устройстве сада. Так, именно им было «высочайше указаны» места, где необходимо посадить «отборные» деревья. Крашенные колышки, по-видимому, были вбиты в этих местах в его присутствии.
При посещении острова 14 августа 1846 года Николай I указал «от домика откос к воде по одну и другую сторону засадить ивовыми кустами так, чтобы концы оных висели в воду». Уже в документе за этот день упоминается о том, что на острове планировалось посадить Дуб (так и написано - с большой буквы), но это решение позже отменилось, и Николаем было предложено на это место поставить «хорошую вазу». {28} «Большой кронистый дуб», привезенный из «казенных лесов» был посажен чуть позже - в 1848 году. {29}
Посадки взрослых растений, формирующих пейзаж, практиковались в европейском садовом искусстве этого времени. Этим приемом активно пользовались и в Петергофе. {30} По указанию императора павильон в 1848 году был обсажен хмелем. {31} Отделочные работы в павильоне, которые не успели выполнить к свадьбе Ольги Николаевны, продолжались в 1847-1848 годах, тогда же заканчивались и работы в саду. В 1847 году на Ольгином острове было высажено по 50 штук лип, дубов, ивовых кустов, 70 кленов, 40 берез, 60 ясеней и один большой ивовый куст (высотой три аршина), в общей сложности еще 320 деревьев и кустов. {32}
По окончании работ, 15 августа 1848 года П.И. Эрлер составил смету на ремонтное содержание сада на Ольгином острове, в которую включил затраты на «поновление» дорожек, зеленого лугового дерна, клумб, подсадку вместо «выпавших дерев» лип, дубов, ясеней, кленов, садовых кустов, учитывая, что на острове будут работать четверо чернорабочих, нанятых на шесть месяцев и четверо поденщиц в течение четырех месяцев (общее количество рабочих дней – 1170). {33}

И.Шарлемань. Ольгин остров. ГМЗ Петергоф
И.Шарлемань. Ольгин остров. ГМЗ Петергоф


Каким был парк в первый период своего существования? И.Шарлемань точно передает романтическое настроение этого уголка Петергофа. В акварели Д.Керпеля видны мягко изгибающиеся дорожки, обширная лужайка, группы кустов, свободно посаженные, еще невысокие деревья, разбросанные на зелени газонов цветочные клумбы. На лужайке – скульптура «Венера» (ск. И.П.Витали) на круглом пьедестале. Богиня плодородия, весны, садов, красоты и любви прекрасно дополнила мир сада на острове, подаренном императорской четой дочери к свадьбе.

Сад был устроен так, что с него можно было увидеть даль Колонистского и Лугового парков. И наиболее выигрышный вид на остров открывался из Царицына павильона и с южного берега пруда. Не случайно именно с южным берегом соединила остров паромная переправа Она видна на акварели неизвестного автора, хранящейся ныне в Театральном музее им. А.А. Бахрушина. –Автор изобразил вид на остров от горки на южном берегу. Эта «горка длинною 13 сажень, шириною 10 сажень, квадратных сажень 130, вышиною в середине 2 аршина» {34} была насыпана одновременно с устройством островов. На ее верхней площадке в 1848 г. А.И. Штакеншнейдер установил гальванопластическую копию скульптурной группы «Сатир и Нимфа» (ск. П.А.Ставассер). {35} Рядом была сооружена «круглая скамья». {36} Около горки расположился «цветочный садик». {37} На многочисленных открытках и фотографиях хорошо видна скульптура над гладью пруда: между Ольгиным и Царицыным островами - «Русалка» (ск. П.А.Ставассер), на крупном валуне у Ольгина павильона - «Нарцисс» (ск. К.М Климченко). {38}

 

Петергоф. Ольгин остров. Октябрь 2005
Петергоф. Ольгин остров. Октябрь 2005



ХАРАКТЕР И ПРОГРАММА САДА НА ОЛЬГИНОМ ОСТРОВЕ

Остров сразу по приобретению в казну стал называться в честь великой княжны Ольги Николаевны. Павильон в хозяйственных документах дворцового правления именовался поначалу «итальянским домиком», члены же императорской семьи называли его Оливуцца. {39} Это название местечка близ Палермо, где располагалась вилла княгини Бутера. {40} Именно в этом доме провели несколько счастливейших месяцев своей жизни императрица с дочерью и было принято решение о будущем браке Ольги Николаевны. Созвучие имени великой княжны, которую в семье звали Олли и местности под Палермо - Оливуцца казалось удивительным и не случайным. {41}
Не только название напоминало о памятном путешествии в «страну мечты». Сам павильон был создан в виде типичной для южной Италии башни с лестницами, ведущими к воде и на второй этаж, с окнами-дверьми, выводящими на балконы. Плоская крыша с площадкой для обзора окрестностей, обвитая вьющимися растениями, также напоминала о типичных строениях Сицилии. И совсем не случайно этот павильон был выстроен на острове.

Еще в античной литературной традиции острова часто рассматривались как оторванные от реальной жизни миры счастья и гармонии. {42} Восприятие островной жизни как утопии не прерывалось в европейской культуре. Жизнь на острове всегда воспринималась как символ выхода из привычной реальности, чаще всего чуда. {43} Острова южных морей, ярко и талантливо описанные путешественниками XVIII-XVIII веков – Л.А.Бугенвиллем (1729 – 1811), Г.Форстером (1754 – 1794), Р.Вальтером, стали литературными образами идеального мира. Эти образы воплощались в реальность в островах загородных усадеб и имений. Так, для Александры Федоровны и ее родных Павлиний остров близ Потсдама был местом идиллической жизни устроенной согласно идеям Ж.-Ж.Руссо. {44} Нет сомнения в том, что создатели островов в Петергофе следовали общеевропейской традиции, в которой острова воспринимались как миры счастья, удаленные и оторванные от реального мира. Сад всегда – целостный мир, память о рае и рай памяти. Его растения и сооружения - цитаты географические, исторические, литературные и мифологические.
Сухие хозяйственные документы и акварели дают возможность увидеть сад на петергофском острове подобным знаменитому Элизиуму, саду героини романа Ж.-Ж. Руссо «Юлия, или Новая Элоиза». Позволим себе обширную цитату: «Я .. нигде не нашел ни экзотической растительности, ни индийской плодов, а лишь местные растения, но расположенные в таком сочетании, что они производили наиболее веселое и приятное впечатление. Зеленый низкий газон, расстилавшийся плотным ковром, был перемешан с богородничной травкой, бальзамином, тимьяном, душицей и другими благоухающими травами. Тут блистало красой множество полевых цветов, и среди них глаз с удовольствием различал некоторые садовые цветы, казалось, естественно выросшие среди полевых… В самых открытых местах я увидел разбросанные в беспорядке, без всякой симметрии, густые кусты роз, малины, смородины, целые заросли сирени, орешника, бузины, жасмина, дрока, трилистника, украшавшие землю и придававшие ей вид первозданной целины. Я бродил по извилистым кривым дорожкам, окаймленным этими цветущими кущами, под сенью красивых гирлянд плюща, дикого винограда, хмеля, повилики, брионии, ломоноса и других вьющихся растений, среди которых удостаивали переплетать свои ветви жимолость и жасмин». Этот сад герой романа Сен-Пре при первом взгляде сравнивает с южными островами Тиниан и Хуан-Фернандес. {45} Юлия отмечает, что многие гости видят это сходство. Ж.-Ж.Руссо описанием сада Юлии открыл эпоху формирования и развития пейзажного стиля в садовом искусстве.

Но от многих романтических садов Ольгин остров отличался необычными и яркими деталями. Вдоль всех дорожек с двух сторон были высажена «английская» земляника, клубника, малина и смородина. Именно плодовые кусты малины и смородины описывает Ж.-Ж. Руссо в саду Юлии. Земляника же в античной мифологии – райская ягода. О ней упоминает Овидий в первой книге «Метаморфоз», описывая Золотой век, когда на полях Элизиума без ухода и заботы людей вырастала и созревала пища. Райскими ягодами считались плоды земляники и позднее, в христианской мифологии природы. {46} С садом Юлии его роднило и то, что в нем не было обычных для пейзажных парков построек и сооружений. Здесь царила природа.

Петергоф. Ольгин остров в тумане
Петергоф. Ольгин остров в тумане


Ж.-Ж. Руссо отмечал, что сад Юлии и его название отражали до некоторой степени внутренний мир женщины, чуждый душевному смятению. Возможно, сад на острове был своего рода пожеланием и напутствием дочери, выходящей замуж и покидающей Родину. Он создавался как прямая аналогия с литературным первоисточником, с учетом характера местности и климатических условий. {47} Это не первый пример воплощения членами семьи Александры Федоровны образов, связанных с идеями Ж.-Ж. Руссо.В Тиргартене в Берлине в 1810 году был создан остров памяти королевы Луизы, по аналогии с островом Руссо (Тополиным островом) в Эрменонвиле. {48}

Александра Федоровна и Николай I принесли традицию материального воплощения образов Ж.-Ж.Руссо в любимый Петергоф, создавая «райский остров» для дочери, покидавшей Родину, место, которое Ольга Николаевна, позже ставшая королевой Вюртемберга, всегда помнила и куда приезжала вновь и вновь.


Октябрь 2005

История Петербурга, 2006, № 6. С. 27-32
© И.О. Пащинская, 2006

-----------------------------------------------------------

1 Г.К. Старицына. Ольгин павильона на Ольгином острове в Петродворце. Историческая справка. 1986. Рукопись.- Архив проектно-сметной документации ГМЗ «Петергоф».
2 См. подробнее: В.А. Гущин. От Верхнего сада до платформы Фонтаны. Петергоф, 2001. С.10-13.
3 Сохранившийся фундамент дома выявлен в ходе работ на Ольгином острове в 2004 г.
4 Г.К. Старицына. Л.16
5 РГИА. Ф.490, оп.2, д.1760. Л.29.
6 Г.К. Старицына. Л.75.
7 Г.К. Старицына. Л.15. Именно документы этой комиссии позволяют нам представить, каким был остров при первом владельце.
8 Г.К. Старицына. Л.16. РГИА. Ф.490, оп.2, д.2027. Л.
9 Г.К. Старицына. Л.16. РГИА. Ф.490, оп.2, д.2027, л.
10 Г.К. Старицына. Л.16.
11 Г.К. Старицына. Л.17. РГИА. Ф.490, оп.2, 1846 г., д.1888, л.1. В тайне это, судя по всему, сохранили от Ольги Николаевны.
12 К сожалению, этот проект пока не обнаружен.
13 РГИА. Ф.490, оп.2, 1846 г., д.1888, л.5,13. Хозяйственные документы свидетельствуют о напряженной строительной работе, в результате которой здание было сооружено, как и желал император, за два месяца. Но отделочные работы не успевали закончить ко дню свадьбы Ольги Николаевны и Николай I приказал затянуть стены изнутри и снаружи холстом и разрисовать их. Таким увидели подарок молодожены. Отделочные работы продолжались еще в течение двух лет и были закончены в 1848 г.
14 Г.К.Старицына. Л.18,19. Они начались еще до приобретения его в казну.
15 Г.К.Старицына. Л.18,19.
16 РГИА. Ф.490, оп.2, 1846 г., д.1832, л.10.
17 РГИА. Ф.490, оп.2, 1845, д.1821, л.12о. Возможно, «подсказать» о каких кустах идет речь, может инвентаризационная опись 1959 года. В ней зафиксировано, что на острове в середине XX века росли сирень, жимолость, барбарис Тунберги, дерен белый и красный, круглолистная ирга, спирея Бумальда, чубушник пушистый и малина. Старицына Г.К. Л.46.
18 На Царицыном острове сажали каштаны, ильмы (вязы), спиреи, акации, плющ, виноград, воздушный жасмин, каприфолии, китайскую и персидскую сирень. Часть этих растений была помещена во внутреннем садике, над которым на зиму сооружалась оранжерея. РГИА.Ф.490, оп.2, 1844,д.1574. Л.9; РГИА. Ф.490, оп.2, 1844, д.1574. Л.24.
19 РГИА. Ф.490, оп.2, 1845, д.1821. Л.12о.
20 Там же. Л.13.
21 РГИА. Ф.490, оп.2, 1846 г., д.1832. Л.14-14о.
22 Там же. Л.9о.
23 Там же. Л.6.
24 Там же. Л.10.
25 РГИА. Ф.490, оп.2, 1845, д.1821, л.12.
26 РГИА. Ф.490, оп.2, 1846 г., д.1832, л.10.
27 Там же. Л.16.
28 Ольгин павильон в Петергофе. Выписки из архивных источников. Сост. А.А. Алексеев, А.Г. Леонтьев. Рукопись. Спб, 1993. Л.17. – Архив проектно-сметной документации ГМЗ «Петергоф».
29 РГИА. Ф.490, оп.2, 1849 г., д.2135, л.31.
30 В документах николаевского времени встречаются упоминания о пересадки «больших кронистых дубов» по повелению императора на указанные им места. РГИА. Ф.490, оп.2, д.2384. Л.3. (из палисадника около Марли в Александрию).
31 Г.К.Старицына. Л.46.
32 РГИА. Ф.490, оп.2, д.1898. Л.87о-88о.
33 Ольгин павильон в Петергофе. Выписки из архивных источников. Сост. А.А. Алексеев, А.Г. Леонтьев. Рукопись. Спб, 1993. Л.33 – Архив проектно-сметной документации ГМЗ «Петергоф».
34 РГИА. Ф.490, оп.2, 1846 г., д.1832. Л.9о.
35 РГИА. Ф.472, оп.14, д.847. Л.1.
36 А.Гейрот. С.99.
37 РГИА. Ф.490, оп.2, 1846 г., д.1832. Л.9о.
38 Это были, так же, как и «Венера» Витали, гальванопластические копии, выкрашенные белой краской. Мраморная статуя «Нарцисс» украшала фонтан на Царицыном острове.
39 Дневник в.кн. Константина Николаевича.21 июля 1846 г.- ГАРФ.Ф.722, оп.1, д.84. Л.10.
40 Урожденная княгиня В.П.Шаховская, вдова князя Бутера, посла Неаполитанского короля в России.
41 Ольгиным павильон стал называться позже.
42 См.подробнее: Ю.Г. Чернышев. Была ли у римлян утопия? // Вестник древней истории. 1992, №1. С.53-72.
43 А.А. Сванидзе. Сказка-ложь, да в ней намек…// Знание-сила. №11, 2000.
44 M.Seiler. Pfaueninseln, Berlin. Tubingen/Berlin. 1993. S.17
45 Острова, описанные Р.Вальтером в книге о кругосветном путешествии адмирала Джорджа Ансона (1697 – 1762). См. примечания к роману Ж.-Ж. Руссо.
46 См. подробнее: M.Heilmeyer. The language of flowers. Symbols and Myths. Prestel. Munich, London, New York. 2001. P.28.
47 Так, здесь не было возможности устройства многочисленных ручейков, которые наполняли сад Юлии в романе Ж.-Ж. Руссо. См. Klaus von Krosigk. Der Grosse Tiergarten im Spiegel von Malerei und Grafik.// Gartenkunst. Heft2/2003. S.249.

 

 
© Б.М. Соколов - концепция; авторы - тексты и фото, 2008-2018. Все права защищены.
При использовании материалов активная ссылка на www.gardenhistory.ru обязательна.